Крайний Север (far_far_north) wrote,
Крайний Север
far_far_north

Categories:

В Мурманской области продолжают сжигать мёртвую рыбу

АрктикТВ сообщает:

Еще в начале лета дикий лосось заразил редкой болезнью рыбу, которую искусственно разводят в садках предприятия аквакультуры. Скандал с незаконным уничтожением десятков тонн биологических отходов приобрёл всероссийские масштабы.

Теперь рыбу уничтожают в карьере на Серебрянской дороге, в девяти километрах от развилки Териберка – Туманный. На снимках, которые оказались в распоряжении нашей редакции, видны контейнеры с мёртвой сёмгой. Рыба похожа на ту, могильник с которой не так давно обнаружили в районе Мурмашей. Судя по этим фотографиям, полусгнивший лосось обкладывают старыми покрышками и сжигают.




Похожую информацию дают vMurmanske.Ru:

С 24 октября ветеринары круглосуточно наблюдают за уничтожение отходов атлантического лосося, образовавшегося в ООО «Русское море – Аквакультура» в количестве 67,5 тонн. Администрация Териберки под эти цели выделила специальный участок.

— Учитывая специфику задач, участок выделен на значительном удалении — около 30 км — от ближайшего населенного пункта сельского поселения Териберка. Там же с помощью ветеринарной спецтехники проводится дезинфекция тары и автотранспорта, — сообщил председатель комитета Алексей Касаткин. — Сжигание проводят под контролем ветеринарного специалиста до образования безопасного негорючего неорганического остатка.


Друзья мои, я, конечно, не специалист по переработке и уничтожению отходов, но разве так делается? В голове, сука, не укладывается, как можно в тундре жечь рыбу покрышками. Покрышками, Карл! Количество дряни, которая образуется в результате горения резиновой покрышки известно любому, кто в детстве хоть раз жёг резину. Куда, нахрен, смотрят экологи? Как можно делать это в тундре? Там люди, блин, собирают ягоды, грибы, охотятся, рыбу ловят, наконец. Как так-то? Нам говорят что это происходит в 30 км от ближайшего города. Но идиоту ясно, что это где-то рядом с дорогой, потому что далеко в тундру машины не доедут. А недалеко от дороги те же самые грибы и ягоды, доступные народу. Что нам остаётся? Узнать где это место и обходить десятой дорогой. Особенно радуют "бизнесмены". Попытались свалить гнильё втихую под Мурмашами. Эффективные менеджеры, хуле. 90-е на марше. Может я зря кипеш устраиваю, но с первого взгляда - запредельно. Буду рад, если ошибаюсь.

Ниже перепечатка ещё одной, более подробной статьи, на этот раз Мурманский Вестник.

Гори она огнем?

Если в Молочном свалку тухлой рыбы в начале сентября нашли буквально по запаху, то эту легко обнаружить, следуя за фурой, груженной покрышками. На териберской отворотке Серебрянки сжигают все, что осталось после массового падежа лосося «Русского моря - аквакультуры».


Мы с коллегами отправились на Серебрянку, получив тревожные сообщения жителей поморского села. Дескать, тухлятину сжигают прямо на земле, в непосредственной близости от озера. Неужто такой способ утилизации приемлем?

На месте действительно нашли рыбу - и траншею, в которой ее предают огню. «Погребальный костер» для царской рыбы выглядит своеобразно. С фуры - по словам местного рабочего, их пришло уже восемь - сгружают отработавшие свое автопокрышки. Их укладывают в яму, а затем на них из пластиковых баков выливают биомассу, в которую превратилась садковая рыба. Все поджигается и тлеет - до образования негорючего остатка. Рядом трейлер, в котором коротают время ветеринары. Они по закону обязаны присутствовать при утилизации.


Кроме того, как рассказал нам один из сотрудников, после каждой такой процедуры тару и орудия труда они обрабатывают обеззараживающим раствором.

Тары, надо сказать, много. На краю траншеи штук 25 полных рыбы пластиковых баков, в каждом - по тонне. По словам главы администрации Териберки Виктора Турчанинова, которого мы застали у траншеи, с пятницы, когда операцию начали, всего привезли 75 тонн рыбы. Доставляли ее на машинах из Териберки, куда мертвый груз пришел морем - на барже. Турчанинов подтвердил сообщения жителей села о том, что баржи с тухлятиной приходили и раньше, а вот куда увозили этим летом тару с отходами, неизвестно. Счастье уже, что в пределах села их не обнаружили.

Напомню, организатором чудовищной свалки в Молочном у страусиной фермы назвали самого фермера - директора ООО «Северное сияние» Артема Андронаки. У него есть установка для утилизации биоотходов, был и договор с «Русским морем» на кремацию рыбы. Правда, при первом нашем визите на ферму Артем уверенно утверждал, что все уничтожалось строго в соответствии с актами приема-передачи, что устраивать источник инфекции прямо за забором своей фермы, куда регулярно наведываются различные проверки, он бы не стал. И что неоднократно отказывал «Русскому морю», предлагавшему увеличить объем принимаемой рыбы. Говорил, что брал только то, с чем мог справиться.

Но чуть позже, во время визита представителей рыбоводной компании в Мурманск, появилось подписанное Андронаки письмо, в котором он выражал готовность возместить клиенту оплаченные, но не проведенные работы по утилизации. Фактически это было признание вины. Фермера привлекли к административной ответственности за организацию несанкционированной свалки. Маячит над ним и уголовка - дело пока возбуждено «по факту».

Правда, едва Андронаки назначили виновным, обнаружились еще несколько могильников, например в районе аэропорта. Тоже фермер напакостил? Или нерадивые транспортники, которые по договору с «Русским морем» доставляли тухлятину на сожжение, «ошиблись адресом»?

Все возможно, вот только на встрече с журналистами представители «Русского моря» сами признавали: до фактической и подтвержденной документами передачи контрагенту все, что происходит с грузом, в том числе в дороге - зона ответственности самой компании.

Сейчас природоохранная прокуратура пытается установить источники новых свалок. Кто виноват в их организации - вопрос важный, но не главный. Главной проблемой остается то, что мор рыбы в садках «Русского моря» продолжается. А вслед «закашляла» и рыба у соседей - «Русского лосося». Не так давно с разъяснениями выступили представители этой компании, сообщившие, что вспышка миксобактериоза началась в августе. На акваторию наложен карантин. Согласно пресс-релизу ветеринары ежедневно мониторят ситуацию в садках, очищая их от сдохших особей. Последние сжигаются на территории предприятия в сертифицированных крематорах. Количество недополученной рыбы компания пока не разглашает.

Как, впрочем, не спешит называть актуальные цифры и «Русское море». В сентябре падеж у них превысил 800 тонн. А там своего крематора нет. Встает вопрос, куда теперь, после скандала, девают рыбу?



Ответ ждал на Серебрянке. Как рассказала редакции природоохранный прокурор Мария Краевская, место в заброшенном карьере выбрано по согласованию с областными комитетом по ветеринарии и властями Кольского района. Способ уничтожения также одобрен надзорными органами. Оплачивает все процедуры, включая доставку, разумеется, «Русское море». В самой компании на этот раз воздержались от комментариев.

Между тем было бы интересно уточнить, каковы плановые объемы определенного под сжигание отхода. Дымок от тлеющих покрышек, который стелется над озером Кий, смутил не только нас. Жители района уже написали заявления в прокуратуру с просьбой проверить законность процедуры утилизации. Обратился в надзорный орган и председатель комитета по природопользованию, рыбохозяйственному и агропромышленному комплексу областной думы Геннадий Степахно.

Диоксин, выделяемый покрышками при горении, ничуть не безопаснее утилизируемых биологических отходов. Больше того, в почве и воде он накапливается на десятилетия, весьма опасен для человека. Мария Краевская говорит: тем не менее процедура законна. Утвержденные Россельхознадзором Ветеринарно-санитарные правила сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов допускают сжигание в земляных траншеях глубиной не менее двух метров, а также разрешают применять вместо дров «резиновые отходы или другие твердые горючие материалы». Также прокурор добавила, что место специально выбрано вдали от жилых домов и поселений. Другого варианта не было. Об этом же говорит глава администрации Териберки: мол, в области ЧП, приходится выручать.

Когда закончится эпидемия, предсказать трудно. Срок выживаемости вируса миксобактериоза в воде - три месяца. Но пока в садках остается больная рыба, особи заражают друг друга. Как очищают садки и налажен ли контроль, неизвестно: журналистов к садкам пока не пускают, ссылаясь то на карантин, то на вопросы технического характера.

Tags: капец
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments