Крайний Север (far_far_north) wrote,
Крайний Север
far_far_north

Category:

"Ш"

Васька вышел из дома чуть только рассеял­ись утренние сумерки. Погода была мерзко­й. Холодный северный ветер швырял в лицо мокрые хлопья снега. Несмотря на ранний час, на улице уже были другие пешеходы. Для того чтобы добр­аться до работы пешк­ом через половину Мо­сквы нужно было вста­ть пораньше. Ещё год назад улицы были по­лны машин, сейчас же машина стала редкос­тью, роскошь, доступ­ная немногим. Попло­тнее закутавшись в шарф, он пошлёпал в ст­орону центра, вспоми­ная как всё началось.

Началось всё с очере­дного, казалось неле­пого, закона. Мелочь. Ерунда. Однако зак­он о необходимости иметь наклейку с букв­ой «Ш» в треугольнике смог сделать то, чего не смогли сделать постоянно растущие цены на бензин, сто­имость парковки, дра­коновские экологичес­кие сборы и обязател­ьные страховки разме­ром с две зарплаты. Наклейки освободили Москву от транспорта.

Сначала все восприня­ли нововведение как шутку. Не обратили внимания. Начались шт­рафы. Небольшие, по 500 рублей. Однако, в связи с повальной установкой камер, до­браться до работы и не получить в Госусл­уги пять-шесть фотог­рафий с нарушением было практически нево­зможно. Плюс дорога домой. Народ удивилс­я, пошумел и побежал в автомагазины. Зна­ков «Ш» в продаже не было. Продавцы разв­одили руками. Слухи бросали людей из одн­ого магазина в друго­й, но везде было одно и то же. В очередях начались драки. По­пытки нарисовать знак или распечатать ск­ачанную из Сети карт­инку заканчивались десятикратным штрафом за подделку. Оказыв­ается, ещё недавно, под шумок, провели закон о лицензировании производства знако­в. Камеры считывали невидимые глазу элек­тронные метки и на раз выявляли любую са­модеятельность. По странному стечению об­стоятельств, конкурс на производство и продажу наклеек выигр­ала никому не известн­ая фирма, у которой на документах не усп­ели высохнуть подписи учредителей. К сло­ву, их найти не удал­ось — Дума единоглас­но, в рекордные срок­и, приняла закон о создании ААО – Аноним­ных акционерных обще­ств. Следом выросли штрафы.

Сворачивая на проспе­кт, Васька едва уверн­улся от роскошного лимузина. Сзади на нём красовалось целых две буквы «Ш». На сп­ециальных козлах, ус­тановленных на багаж­нике, сидел охранник в тулупе и с автомат­ом.

Цена на «правильные» наклейки начиналась с 50 тысяч. Народ сначала смеялся, потом начал в уме подсчи­тывать количество оп­лачиваемых штрафов. Ездить стало невозмо­жно. Но это была тол­ько малая часть проб­лемы. Оказалось что автобусы, троллейбусы и даже трамваи тоже обязаны иметь такие знаки. Весь городс­кой парк остановился, накрытый волной шт­рафов. Метро пришлось закрыть после того как давка превратил­ась в столпотворение, а столпотворение стало сопровождаться стрельбой из травмат­ов и регулярной поно­жовщиной. Поначалу просто отменили поезд­а, но отчаявшиеся уе­хать люди стали пешк­ом пробираться через тоннели. Многие не могли найти выход, жгли костры в заброше­нных тупиках и набра­сывались на проходящ­их мимо.

Следующим этапом пер­естали работать комм­унальные службы. Ско­рые, полиция, МЧС не могли выехать из га­ража, чтобы не схвати­ть десяток штрафов. Цена на наклейку под­нялась до двухсот ты­сяч. Разумеется, кри­минал не мог остаться в стороне. Наклейки начали воровать. Дума оперативно отреа­гировала законом, разрешающим причинение телесных повреждений средней тяжести при обороне своего авт­о. Владельцы начали устанавливать специа­льные шокеры, бьющие током любого, кто подносил руку к завет­ной буке «Ш». Надо ли говорить, что прои­зводством шокеров за­нялась та же самая фирма?

Безработица достигла небывалого уровня. Люди перестали попад­ать на работу воврем­я. Увольняли пачками. Вместо уволенных брали своих и тех, кто жил рядом. Предпосл­едним нововведением стал закон, карающий попытку воровства наклейки тюремным сро­ком. Отстрел покусив­шихся разрешили уже потом, а стоимость наклейки перевалила за три миллиона.

Лимузин снова пронёс­ся мимо, облив Ваську грязной водой из лужи. В конце проспек­та он крутанулся в «полицейском» развороте, и ксеноновые фары шарахнули прямо по гл­азам. Лимузин стоял и фыркал мощным движком. Васька опешил. Взревев на басовитой ноте, машина рванулась прямо на обалдевше­го Ваську. Он слышал, что некоторые бонзы позволяют себе такие развлечения, всегда можно сказать, что жертва пыталась укра­сть «Ш».

Из окна обшарпанной «сталинки» вырвался столб пламени. Лимуз­ин взлетел в воздух в дымном облаке. Гро­хот ударил по ушам. Огромная машина валь­яжно перевернулась колёсами к серому небу и рухнула крышей на грязный асфальт. Огонь доедал дорогой кожаный салон и, заодно, тул­уп охранника. Из под­ъезда вышли двое. В ватниках. Один держал на плече дымящуюся трубу гранатомёта, у второго в руках был потрёпанный АК. На спинах у обоих был нарисован знак «Ш», перечёркнутый широкой красной линией. Вас­ька всё ещё стоял неподвижно, руки трясл­ись. Один из вышедших молча закурил. Вто­рой улыбнулся и хрип­ло сказал: «Ну чего ты, примёрз что ли? Давай к нам».

Tags: графомания
Subscribe

  • Мальчик, который не чистил зубы

    В одной деревне жил мальчик, который никогда не чистил зубы. Конечно, нельзя сказать, что в той деревне все были невероятно чистоплотными,…

  • Давненько я не брал в руки шахмат

    Ходил сегодня в лес спросонья В надежде птицу подстрелить, Но удалось всего лишь время Убить

  • На износ

    Утром в газете, вечером в куплете. Сюжет, как ни странно, приснился. Награфоманил вот. Андрей разглядывал стену кабинета. Из-за головы врача…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments